ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ — Древо

0
48

Происхождение

До 1980-х гг. Донскую икону атрибутировали как работу Феофана Грека на основании стилистического сходства с образом Богородицы из Деисисного чина Благовещенского собора[2], который также приписывался Феофану Греку согласно летописной записи 1405 г. о «подписи церкви Благовещения Феофаном Греком, старцем Прохором с Городца и чернецом Андреем Рублевым». В. И.

Антонова выдвинула гипотезу о связи Донской иконы с фресками Феофана Грека в Успенском соборе Коломны[3] и датировала ее годом их создания (1392), а перенесение Донской иконы из Коломны в Москву – 1591 г. По мнению И. А. Кочеткова, Донская икона является копией, выполненной Феофаном Греком для Благовещенского собора Московского Кремля в 90-х гг. XIV в., с некой несохранившейся иконы из Успенского собора Коломны [4].

В 1980-х гг. атрибуция Донской иконы и Деисуса Благовещенского собора Феофану Греку была подвергнута сомнению из-за данных исторических источников о том, что после опустошительного пожара 1547 г. в Благовещенский собор привезены древние иконы из др. городов [5], а Донская икона появилась в нем между 1552 и 1563 гг. [6].

Однако особенности иконографии и стилистики, высокое художественное качество Донской иконы по-прежнему позволяют датировать памятник 80–90-ми гг. XIV в. и связывать его с благовещенским Деисисом, автора которого отождествляют с Феофаном Греком или с неким мастером его круга [7]. Вероятно, икона была написана для Успенского собора Коломны по заказу великой княгини Евдокии – супруги великого князя Димитрия Донского (около 1353–1407) – на молитвенную память о нем и воинах, погибших в битве на Дону в 1380 г. [8].

Почитание

Почитание Донской иконы сложилось вскоре после создания, что доказывает наличие ее ранних уменьшенных списков, однако ее первоначальное название неизвестно. 1-е упоминание об этой иконе встречается в летописях сер.– 2-й пол. XVI в. В царствование Иоанна IV великий князь Димитрий Иоаннович стал именоваться Донским [9], так же стали называться и заложенная им перед Куликовской битвой церковь Успения в Коломне (1379–1382) [10], и хранившаяся в ней древняя чтимая икона Богоматери.

Накануне выступления против Казанского ханства (1552) Иоанн IV молился в Успенском соборе Коломны перед образом «пречистые, иже на Дону была с преславным великим князем Дмитрием Ивановичем» [11]. Победа способствовала прославлению иконы, получившей статус государственной святыни, перенесенной в придворный Благовещенский собор Московского Кремля.

В Ливонской войне Донская икона также была заступницей и покровительницей православных воинов. В Полоцкий поход 1563 г. Иоанн Грозный взял с собой «непобедимую воеводу чюдотворную икону Пречистые Богородици, сиречь Донскую, преже того стояла в соборном храме Успения Пречистые на Коломне» [12]. В 1591 г.

царь Феодор Иоаннович молился в походной церкви перед Донской иконой о спасении Москвы от нашествия хана Казы-Гирея[13]. В 1591 г. в память о чудесном заступничестве Богоматери на месте походной церкви был основан Донской в честь иконы Божией Матери московский моастырь. Для него сделали список чудотворной иконы – «подобие пречюдные иконы Пречистые Богородицы Донския» [14].

В XVII в. Донская икона оставалась особо чтимой святыней, к ней, как к главной заступнице от «неверных», обращались при возникновении опасности вражеского нашествия. В 1646 г., во время нападения крымских татар на южнорусские земли (Украину), царь Алексей Михайлович, подобно Феодору Иоанновичу, молился перед Донской иконой, и нападение «агарян» было отбито.

В честь этого события были совершены праздничные службы и крестные ходы с чудотворной Донской иконой в Донской монастырь [15], а в 1649–1660 гг. установлены ежегодные крестные ходы в день празднования Донской иконе. Во время больших крестных ходов Донскую икону выносили вместе с чудотворной Владимирской иконой Божией Матери.

В период войн с Турцией в XVII в. (Чигиринские походы (1677–1678) и Крымские походы князя В. В. Голицына (1687 и 1689)) почитание Донской иконы усилилось. В 1692 г. архимандрит Донского монастыря Антоний написал предисловие к вкладной книге монастыря «Слово известное всем благочестивым христианам» [16], в котором, основываясь на сведениях «Повести о честнем житии царя и великаго князя Феодора Ивановича» [17], подробно изложил историю чудесного избавления Москвы от Казы-Гирея, а также дополнил рассказ о победе на Куликовом поле актуальным для XVII в.

вымышленным эпизодом о донских казаках, пришедших на помощь православному воинству и принесших в дар икону Донской Божией Матери. Автор «Повести от древних летописных историй о чюдотворном образе Пресвятыя Богородицы, нарицаемыя Донскиа, откуда и коих лет прославися и како зде во граде Коломне обретеся» [18], созданной, вероятно, в Коломне, описывал, как перед Куликовской битвой великий князь Димитрий слышал «близ града Коломны» «глас», предрекший ему заступничество Богоматери, а на Дону к нему присоединились казаки, преподнесшие икону Божией Матери, поставленную им после победы в кремлевском храме Благовещения.

«Познав силу» слышанного «гласа», великий князь «повеле иконописцу образ Пресвятые Богородицы Донския преписати противу того новый и послати в град Коломну и в церкви соборной поставити». Эта часть рассказа основана на исторических фактах, относящихся не к XIV, а к XVI в.: после перенесения иконы в Москву Иоанном IV в Успенском соборе Коломны действительно остался ее список, отмеченный в писцовой книге города 1577–1578 гг. [19].

Об этом же сообщает предание, записанное Н. Иванчиным-Писаревым в 1-й пол. XIX в. в Коломне: «Иоанн… видел горесть жителей, молившихся ей [Донской иконе] почти 2 века, и дозволил им снять с нее вернейшие списки: один для сего храма [Успенского собора], и другой для крепостных Спасских ворот, через которые она была вынесена из города» [20].

С воцарением Петра I обороне южных границ России стало придаваться большее значение; почитание Донской иконы вновь возросло. С ее заступничеством связывали взятие Азова в 1696 г. В кон. XVII – нач. XVIII в. было составлено несколько слов и поучений на празднование чудотворной Донской иконе, самые известные из которых – «Поучение» святителя Димитрия Ростовского и «Слово» Стефана (Яворского), написанное по случаю взятия Нарвы Петром I в 1704 г. [21];

Предлагаем ознакомиться:  Четверка кубков перевернутая таро значение

появились повести, близкие по содержанию к «Слову» архимандрита Антония. В одной из них (написана на бумаге XIX в.) излагается версия о принесении иконы в Благовещенский собор великим князем Димитрием Иоанновичем непосредственно «из Дону» [22]. Сказание о Донской иконе в традиционном варианте XVII в.

История иконы

«Того ради последи прославися образ Пресвятыя Богородицы Донския, зане к Великому князю Дмитрию Ивановичу донския казаки, уведав о пришествии благоверного вел. князя Дмитрия Ивановича в междуречьи Дона и Непрядвы, вскоре в помощь православному воинству пришли бяше и сей Пречистыя Богоматери образ в дар благоверному вел. князю Дмитрию Ивановичу и всему православному воинству в сохранение, а на побеждение нечестивых агарян, вручеща»

И. Е. Забелин «Историческое описание московского Донского монастыря», 1865

ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ - Древо

ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ - Древо

Донской монастырь, основанный в память о спасении Москвы от войск Казы II Гирея

Однако исследователи расценивают это сообщение не более, чем недостоверное предание, и считают, что икона написана после Куликовской битвы. Существует несколько версий о том, где первоначально она могла находиться, согласно которым, к примеру, по мнению О. Г. Ульянова[2] — она была написана для Успенского собора Симонова монастыря (основанного в 1370 году племянником преподобного Сергия Радонежского — святителем Федором), откуда икона могла быть перенесена в 1567 году в Благовещенский собор Московского Кремля, восстановленный после кремлёвского пожара 21 июня 1547 года.

Свои доводы Ульянов подкрепляет «Жалобницей» протопопа Благовещенского собора Сильвестра митрополиту Московскому Макарию, что после пожара «перевод у Троицы имали иконы с чего писати да на Симанове»[3], а также другими примерами.[4] По мнению В. И. Антоновой Донская икона первоначально находилась в Успенском соборе в Коломне, построенном по указанию князя Дмитрия Ивановича, в котором, предположительно, работал Феофан Грек и его ученики, создавая фресковый ансамбль и иконостас.

Перед Донской иконой 3 июля 1552 года перед казанским походом молился Иван Грозный. Он взял её с собой в поход, а затем поместил в Благовещенском собореМосковского кремля.

Церковное предание связывает с Донской иконой избавление Москвы от войск татарского хана Казы II Гирея. В 1591 году, когда его войско стояло уже на Воробьёвых горах, с иконой был совершён крестный ход вокруг городских стен, после которого её поместили в полковой церкви.[5] На следующий день — 19 августа русскими войсками была одержана победа, которую приписали заступничеству Богородицы.

ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ - Древо

В 1598 году Донской иконой патриарх Иов благословил на царство Бориса Годунова.[6] В 1687 году икона была в крымском походе князя Василия Голицына.[7] В конце XVII века икона была перенесена в покои царевны Натальи Алексеевны, а позднее вновь вернулась в Благовещенский собор. Во время захвата Москвы войсками Наполеона икона лишилась драгоценных камней с её оклада.

В 1919 году Донская икона, раскрытая от записей Г. О. Чириковым (работа была начата им в 1914 году), поступила в Государственный исторический музей. С 1930 года находится в собрании Третьяковской галереи.

Однако большинство исследователей расценивает это сообщение не более чем как романтическую легенду и считает, что икона написана после Куликовской битвы. Существует несколько версий о том, где первоначально она могла находиться, согласно которым — к примеру, по мнению Олега Ульянова[2], — она была написана для Успенского собора Симонова монастыря (основанного в 1370 году племянником преподобного Сергия Радонежского — святителемФедором), откуда икона могла быть перенесена в 1567 году в Благовещенский собор Московского Кремля, восстановленный после кремлёвского пожара 21 июня 1547 года.

Свои доводы Ульянов подкрепляет «Жалобницей» протопопа Благовещенского собора Сильвестрамитрополиту МосковскомуМакарию, что после пожара «перевод у Троицы имали иконы с чего писати да на Симанове»[3], а также другими примерами[4]. По мнению Валентины Антоновой, Донская икона первоначально находилась в Успенском соборе в Коломне, построенном по указанию князя Дмитрия Ивановича, в котором, предположительно, работал Феофан Грек и его ученики, создавая фресковый ансамбль и иконостас.

Перед Донской иконой 3 июля 1552 года перед казанским походом молился Иван Грозный. Он взял её с собой в поход, а затем поместил в Благовещенском соборе Московского Кремля.

Церковное предание связывает с Донской иконой избавление Москвы от войск татарского хана Казы II Гирея. В 1591 году, когда его войско стояло уже на Воробьёвых горах, с иконой был совершён крестный ход вокруг городских стен, после которого её поместили в полковой церкви[5]. На следующий день — 19 августа — русские войска одержали победу, которую приписали заступничеству Богородицы.

В 1598 году Донской иконой патриарх Иов благословил на царство Бориса Годунова[6]. В 1687 году икона была в крымском походе князя Василия Голицына[7]. В конце XVII века икона была перенесена в покои царевны Натальи Алексеевны, а позднее вновь вернулась в Благовещенский собор. Во время захвата Москвы войсками Наполеона икона лишилась драгоценных камней с её оклада.

В 1919 году Донская икона, раскрытая от записей Григорием Чириковым (работа была начата им в 1914 году), поступила в Государственный исторический музей. С 1930 года находится в собрании Третьяковской галереи.

Историческая значимость Донской иконы Божьей Матери

Драгоценный убор Донской иконы выделялся среди икон Благовещенского собора исторической и художественной ценностью, редкими по размеру и качеству самоцветами и жемчугом. В описи 1680 г. перечисление его частей и приклада занимает несколько листов [28]. Золотой чеканный оклад XVII в. был изготовлен согласно традициям XV–XVI вв.

ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ - Древо

Он включал венцы с жемчужной обнизью, украшенные изумрудами, сапфирами, альмандинами и крупными жемчужинами на «спнях» (стержнях); подвешенные к венцу «рясы» на 8 нитях из кафимского жемчуга; 2 золотые звезды с крупными драгоценными камнями и жемчугом на золотых резных «оплечках»; сапфировые серьги.

На полях оклада размещались золотые пластины («плащи») с выполненными чернью изображениями 12 Господских и Богородичных праздников, перемежающиеся крупными самоцветами. Кроме того, к образу были приложены 2 жемчужных убруса (очелья), 2 золотые цаты (вязаная и сканая) и 2 «ожерелья» (ворота) (все с драгоценными камнями и жемчугом).

Приклад иконы представлял собой сокровищницу древних святынь. К серебряной вызолоченной гладкой «доске», украшенной «яхонтом лазоревым да изумрудом» и обнизанной по краям жемчугом, служащей своеобразной драгоценной ризой Богоматери и Младенца Христа, были прикреплены 5 золотых наперсных крестов с камнями и жемчугом, 13 панагий.

Оборот иконы с образом Успения Богоматери имел гладкий серебряный оклад с резными серебряными золочеными венцами. Под иконой висела пелена из золотного бархата «по червчатой земле», с крестом, состоящим из 24 серебряных золоченых дробниц.

Чудотворный образ помещался в увенчанном крестом деревянном, обложенном золоченым серебром киоте с затворами. «В возглавии» его украшали изображения Деисуса, праздников и пророков; на затворах – «Благовещения» и 4 евангелистов; «на столпцах, по сторонам», – образы великомучеников, преподобных отцов, юродивых и особо чтимых русских святых, а также святых, соименных членам царской семьи.

На рубеже XVII–XVIII вв. Донская икона была взята в покои царицы Натальи Алексеевны, драгоценный древний приклад сняли, отдельные прародительские мощевики передали на хранение в ризницу собора, а большую часть драгоценностей использовали для нового убора. Новый венец, корону и очелье Богоматери украшали 600 ограненных изумрудов, среди которых выделялись 2 огромных 4-угольных камня, и множество драгоценных камней, в т. ч.

редкий лал [30], а также крупный жемчуг. Обновленная икона была вставлена в раму с живописными изображениями праматерей и пророчиц (ныне в Благовещенском соборе на изначальном месте). Убор Донской иконы не сохранился: в 1812 г. гвардейцы Наполеона разграбили драгоценные камни, а после революции 1917 г.

ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ - Древо

Донской Храм был возведен в честь Богородицы. Именно живописная Донская икона Божьей Матери является святыней, которая уберегла Москву от нашествия крымско-татарских войск во времена правления царя Федора Иоанновича. В 1591 году, перед наступлением вражеских войск, вокруг города было проведено служение с этой иконой, на следующий день русское войско одержало победу.

Чудодеяние иконы Богородицы описывается и в ранних исторических событиях. Так, в 1552 году ее заступничеству молился сам Иван Грозный перед казанским военным походом.

Очень многие историки связывают с иконой даже победу донских казаков в Куликовской битве в 1380 году. Именно в канун битвы Донская икона Божьей Матери была принесена воинам из города Сиротин, вручена Московскому князю Дмитрию Ивановичу. Именно ею он благословил свое войско на победу.

Драгоценный оклад

Оклад не имел аналогов по количеству мощевиков, которые помещались на него в память о царских родственниках. Оборот иконы со сценой Успения был закрыт гладким серебряным окладом с резными золочеными венцами. Икона находилась в деревянном киоте, обложенном вызолоченным серебром. Его украшали изображения Деисуса, Господских праздников, евангелистов, пророков, различных святых, в том числе соимённых членам царской семьи.

В конце XVII века икона была перенесена в покои царевны Натальи Алексеевны. Старый оклад был снят, мощевики отданы в ризницу Благовещенского собора, а большинство драгоценностей было использовано при создании нового оклада. Новую ризу украшали 600 ограненных изумрудов (в том числе два особо крупных) и множество других драгоценных камней, включая редкий рубин и крупный жемчуг.

Оклад Донской иконы не сохранился. В 1812 году солдаты Наполеона разграбили с него драгоценные камни, а после Октябрьской революции была утрачена и сама серебряная риза. Сохранились лишь отдельные детали украшений, в том числе наперсная резная икона «Сошествие во ад» в золотой оправе с драгоценными камнями.[21]

Донская икона Божией Матери

Оклад не имел аналогов по количеству мощевиков, которые помещались на него в память о царских родственниках. Оборот иконы со сценой Успения был закрыт гладким серебряным окладом с резными золочеными венцами. Икона находилась в деревянном киоте, обложенном вызолоченным серебром. Его украшали изображения Деисуса, Господских праздников, евангелистов, пророков, различных святых, в том числе соимённых членам царской семьи.

В конце XVII века икона была перенесена в покои царевны Натальи Алексеевны. Старый оклад был снят, мощевики отданы в ризницу Благовещенского собора, а большинство драгоценностей было использовано при создании нового оклада. Новую ризу украшали 600 огранённых изумрудов (в том числе два особо крупных) и множество других драгоценных камней, включая редкий рубин и крупный жемчуг[19].

Оклад Донской иконы не сохранился. В 1812 году солдаты Наполеона разграбили с него драгоценные камни, а после Октябрьской революции была утрачена и сама серебряная риза. Сохранились лишь отдельные детали украшений, в том числе наперсная резная икона «Сошествие во ад» в золотой оправе с драгоценными камнями[20].

Источники

  • ПКМГ. Ч. 1. С. 293–294, 300–301;
  • Выходы государей царей и великих князей Михаила Федоровича, Алексея Михайловича, Федора Алексеевича, с 1632 по 1682 г. М., 1844. С. 134;
  • Забелин И. Историческое описание Моск. ставропигиального Донского монастыря. М., 1893. С. 8–12;
  • Димитрий (Туптало), свт. Творения св. Димитрия Ростовского. СПб., 1910. Кн. 5. С. 686–694;
  • Переписная книга Московского Благовещенского собора XVII в. по спискам Архива Оружейной палаты и Донского монастыря // Сб. на 1873 г., изд. Об-вом древнерусского искусства при Московском Публичном музее. М., 1873. С. 4–5.

Примечания

  1. Паломнический центр Московского патриархата
  2. Заведующий сектором церковной археологии Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени преподобного Андрея Рублева
  3. ЧОИДР. М., 1847. № 3. С. 19-20
  4. Ульянов О. Г. «Деисус Андреева писма Рублева» из Благовещенского храма Московского Кремля
  5. Донская икона Пресвятой Богородицы
  6. 12Богоматерь Донская
  7. Икона Божией Матери Донская
  8. Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле. М., 2003. Кат. № 1. С. 80-83
  9. Игнатий Грек (XV в.)
  10. Доктор искусствоведения, заведующий сектором Древнерусского искусства Государственного института искусствознания
  11. 123Лазарев В. Н. Русская иконопись от истоков до начала XVI века
  12. Антонова В. И. О Феофане Греке в Коломне, Переславле-Залесском и Серпухове // ГТГ: Материалы и исследования. М., 1958. Т. 2. С. 10
  13. Кочетков И. А. Является ли икона «Богоматерь Донская» памятником Куликовской битвы{q} // ДРИ. М., 1984. [Вып.:] XIV—XV вв. С. 36-45
  14. Щенникова Л. А. Творения преподобного Андрея Рублёва и иконописцев великокняжеской Москвы. М., 2007. С. 219
  15. Государственная Третьяковская галерея: Каталог собрания. М., 1995. Т. 1. Кат. N 65. С. 151
  16. Иванчин-Писарев Н. Прогулка по древнему Коломенскому уезду. М., 1843. С. 142
  17. ППСРЛ. Т. 14 °C. 15
  18. Переписная книга Московского Благовещенского собора. 1873. С. 4-5
  19. Стерлигова И. А. Драгоценный убор трех кремлевских чудотворных икон Богоматери // Православные святыни Московского Кремля в истории и культуре России. М., 2006. С. 163—164
  20. Копии с описных книг Благовещенского собора 1701—1703 (1721) гг.: РГАДА. Ф. 196. Оп. 1. Д. 1564. Л. 11-16 об.
  21. Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле. М., 2003. Кат. № 2. С. 84.
  1. Паломнический центр Московского патриархатаАрхивная копия от 29 октября 2007 на Wayback Machine
  2. Профессор, заведующий сектором церковной археологии Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени преподобного Андрея Рублева
  3. ЧОИДР. — М., 1847. — № 3. — С. 19—20.
  4. 12Ульянов, 2008, с. 364—394.
  5. Донская икона Пресвятой Богородицы
  6. 12Богоматерь Донская
  7. Икона Божией Матери Донская
  8. Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле. — М., 2003. — Кат. № 1. — С. 80—83.
  9. Доктор искусствоведения, заведующий сектором Древнерусского искусства Государственного института искусствознания.
  10. 123Лазарев В. Н.Русская иконопись от истоков до начала XVI века
  11. Антонова В. И. О Феофане Греке в Коломне, Переславле-Залесском и Серпухове // ГТГ: Материалы и исследования. — М., 1958. — Т. 2. — С. 10.
  12. Кочетков И. А. Является ли икона «Богоматерь Донская» памятником Куликовской битвы{q} // ДРИ. — М., 1984. — [Вып.: XIV—XV вв.] — С. 36—45.
  13. Щенникова Л. А. Творения преподобного Андрея Рублёва и иконописцев великокняжеской Москвы. — М., 2007. — С. 219.
  14. Государственная Третьяковская галерея: Каталог собрания. М., 1995. Т. 1. Кат. № 65. С. 151
  15. Иванчин-Писарев Н. Прогулка по древнему Коломенскому уезду. М., 1843. С. 142
  16. ППСРЛ. Т. 14 °C. 15
  17. Переписная книга Московского Благовещенского собора. 1873. С. 4—5
  18. Стерлигова И. А. Драгоценный убор трёх кремлёвских чудотворных икон Богоматери // Православные святыни Московского Кремля в истории и культуре России. М., 2006. С. 163—164
  19. Копии с описных книг Благовещенского собора 1701—1703 (1721) гг.: РГАДА. Ф. 196. Оп. 1. Д. 1564. Л. 11—16 об.
  20. Царский храм: Святыни Благовещенского собора в Кремле. М., 2003. Кат. № 2. С. 84.

Использованные материалы

[1]  Гусева. 1991. С. 420–421; eadem. 1996. P. 103–108; она же. 2005. С. 277–278. Примеч. 50–53

[2]  Грабарь. 1922. С. 3–20. Переизд.: 1966. С. 93, 95

[3]  Антонова. 1958. С. 10–22

[4]  Кочетков. 1984. С. 36–45

[5]  Щенникова. 2004

[6]  Щенникова. 1984. С. 321–338

[7]  ГТГ: Кат. собр. М., 1995. Т. 1. Кат. № 61. С. 141–145; Царский храм. 2003. С. 80–83

[8]  Щенникова. 2007. С. 219–223

[9]  Хорошкевич. 1980. С. 101–102

[10]  ПКМГ. 1872. Ч. 1. С. 293–294, 300–301

[11]  ПСРЛ. Т. 29. С. 85

[12]  ПСРЛ. Т. 13. С. 347

[13]  ПСРЛ. Т. 14. С. 12

ДОНСКАЯ ИКОНА БОЖИЕЙ МАТЕРИ - Древо

[14]  ПСРЛ. С. 15

[15]  Выходы государей. 1844. С. 134; Забелин. 1893. С. 8–12

[16]  ГИМ. ОР. Дон. 18

[17]  ПСРЛ. 1965. Т. 14. С. 15

[18]  БАН ОР. 12.2.23. Л. 80–82 об.; ркп. 2-й пол. XVII в.

[19]  ПКМГ. Ч. 1. С. 59

Feofan Donskaja.jpg

[20]  Иванчин-Писарев. 1843. С. 142

[21]  РГБ. Тихонр. № 207. Л. 159–177, XVIII в.

[22]  РГАДА. Ф. 181. Оп. 4. Д. 327, 707. Л. 5

[23]  Памятник, овеянный славой Куликовской битвы / Текст Н. Б. Салько. Л., 1978. Илл. VI–X; Гусева. 1984. С. 46–50

[24]  ГТГ: Кат. собр. М., 1995. Т. 1. Кат. № 65. С. 151

[25]  ГТГ; Byzantium: Faith and Power. 1261–1557 / Ed.: H. C. Evans. N.-Y., 2004. Cat. 88. P. 166

[26]  ГТГ; Антонова, Мнёва. Каталог. Т. 2. Кат. № 913. С. 413

[27]  Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы. М., 1904. С. 284

Commons-logo.svg

[28]  Переписная книга Московского Благовещенского собора. 1873. С. 4–5

[29]  Стерлигова. 2003. С. 66–68; она же. 2006. С. 163–164

[30]  Копии с описных книг Благовещенского собора 1701–1703 (1721) гг.: РГАДА. Ф. 196. Оп. 1. Д. 1564. Л. 11–16 об.

https://www.youtube.com/watch{q}v=bzd4KuXQbGU

[31]  Царский храм. 2003. Кат. № 2. С. 84

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о